Человеческий документ

Выражение это впервые употребил в 1876 г. французский писатель Эдмон Гонкур (1822—1896) в предисловии к книге «Несколько созданий нашего времени». В предисловии к своему роману «La Faustin» (1882) он писал: «На это выражение, столь ходкое ныне, я предъявляю отцовские права, видя в нем формулу, определяющую самым лучшим и показательнейшим способом тот новый метод работы, который создан школой, сменившей романтизм, — школой человеческого документа». В предисловии к своему роману «Братья Земгано» (1879) он пишет, что все люди, о которых говорится в романе, и все их отношения могли быть изображены лишь при помощи огромного запаса наблюдений и «коллекции человеческих документов, так как одни, — скажем это как можно громче — человеческие документы создают хорошие книги». В 1880 г. Эмиль Золя в книге «Экспериментальный роман» в главе «Человеческие документы» дал подробное изложение своих взглядов на натуралистический роман, построенный на основе человеческих документов. Выражение «человеческий документ» употребляется в значении: письма, дневники, воспоминания и другие документы, содержащие правдивый рассказ о жизни человека.

После писем Ю. Крымова «Знаменем» напечатаны письма Ивантера. Из этих человеческих документов возникает благородное лицо наших писателей, погибших в борьбе с немецкими захватчиками (Б. Дайреджиев, По страницам литературных журналов, «Веч. Москва», 11 апреля 1946 г.).

«Человеческий документ»… Большим смыслом наполняются эти слова, когда за строчками дневников и воспоминаний мы ощущаем живое сердце настоящего человека, влюбленного в свое дело, своих товарищей, свою страну (Ю. Суровцев, «Любимейшая жизнь охватывает меня…», «Лит. газ.», 20 августа 1963 г.).