Умер великий Пан!

Источником выражения является миф, переданный греческим писателем Плутархом (ок. 46—126 гг.) в его трактате «Об упадке оракулов» (гл. 17), согласно которому в царствование императора Тиберия из Пелопоннеса в Италию направлялся корабль с грузом и пассажирами. Когда он проплывал мимо острова Паксоса, оттуда раздался голос, призывавший Фамуза, — так звали египтянина, кормчего корабля. Последний откликнулся, и голос сказал ему, чтобы он, поравнявшись с Палодесом, возвестил там, что умер великий Пан (греческий бог, покровитель стад и пастухов, позднее — вообще всей природы). Выполнив повеление, кормчий услышал в ответ скорбные возгласы удивления и жалобные стенания. Император Тиберий, по словам Плутарха, узнав о случившемся, собрал совет ученых мужей, которые разъяснили ему, что Пан, сын Гермеса и Пенелопы, в качестве рожденного от смертной женщины, не обладал бессмертием богов. Рассказ Плутарха вызвал большую литературу, пытавшуюся объяснить его. Раннехристианские писатели считали, что смерть Пана, осмысленная ими как конец язычества, была возвещена по случаю смерти Иисуса, относимой легендой ко времени Тиберия, так как именно с этого времени христианство вытеснило язычество. Такое же толкование мифу дает и Рабле (ок. 1494—1553), очень точно передавший его в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» (4, 28) и наряду с Плутархом популяризовавший этот сюжет в мировой литературе. Новейшая научная литература склоняется к тому, что Фамуз — сирийское наименование бога Адониса, а Панмегас его эпитет, означающий — величайший. Возглас, услышанный на корабле: «Фамуз хо панмегас тефнеке», то есть «Фамуз всевеликий умер», был понят, как обращение к кормчему: «Фамуз! Пан великий умер». Случайное совпадение имени кормчего с именем бога и недоразумение, вызванное расчленением слова «панмегас» на два, и породили миф о смерти великого Пана. Стенания, услышанные на корабле, были не чем иным, как ритуальным плачем при погребении Адониса-Фамуза, входившим в культ этого бога (Salomon Reinach, Cultes, mythes et religions, v. Ill, Paris, 1913, p. 1 — 15; С. Рейнак, Орфей, Всеобщая история религий, вып. 1, М. 1919, с. 70 — 71). У нас выражение «умер великий Пан» получило известность благодаря И. С. Тургеневу, написавшему на сюжет этого мифа свое стихотворение в прозе «Нимфы» (1882). Выражение «умер великий Пан» в литературной речи означает — закат эллинской культуры, вообще конец какого-нибудь исторического периода.
Кто хочет знать, как сильно действовала на молодое поколение весть июльского переворота, пусть тот прочтет описание Гейне, услышавшего на Гельголанде, что «великий языческий Пан умер». Тут нет поддельного жара; Гейне тридцати лет был так же увлечен, так же одушевлен до ребячества, как мы — восемнадцати (А. И. Герцен, Былое и думы, 1, 6).

— «Катков умер». Вы это сказали так, как будто хотели сказать: «умер великий Пан» (Н. С. Лесков, Зимний день, 4).