Тащить и не пущать. Мымрецов

Выражения из рассказа Глеба Успенского «Будка» (1868): «Обязанности [будочника, городового Мымрецова] состояли в том, чтобы, во-первых, «тащить» и, во-вторых, «не пущать»; тащил он обыкновенно туда, куда решительно не желали попасть, а не пускал туда, куда этого смертельно желали». В образе Мымрецова Успенским дан как бы синтез правительственной власти, воспитанной в традициях Николая I, вся сущность действий которой заключалась в том, чтобы «тащить» и «не пущать». При самодержавии принцип этот применялся ко всем проявлениям русской жизни. Формула «тащить и не пущать» была усвоена современной Успенскому русской журналистикой как определяющая сущность самодержавно-полицейского режима и прочно вошла в литературную речь. Этой формулой или ссылкой на тип Мымрецова и теперь пользуются для характеристики старого строя и тупого самоуправства вообще.

У Лукояновской продовольственной комиссии явилась… своя «идея», заимствованная, очевидно, у почтенного Мымрецова: засильевцев решено «не пущать», и с 1873 года им не выдают паспортов на отхожие заработки (В. Г. Короленко, В голодный год).

Темную массу Пуришкевичи и их класс воспитывают в «твердом» сознании «права» «тащить и не пущать» (В. И. Ленин, Национал-либерализм и право наций на самоопределение, Полное собрание сочинений, т. 24, с. 248).

Г-н Кокошкин хочет уверить нас, что признание права на отделение увеличивает опасность «распада государства». Это — точка зрения будочника Мымрецова с его девизом: «тащить и не пущать» (В. И. Ленин, О праве наций на самоопределение, Полное собрание сочинений, т. 25, с. 285).