Пушечное мясо

Выражение это, характеризуя циничное отношение к ценности человеческой жизни вообще, употребляется главным образом в значении: солдатская масса, посылаемая на убой эксплуататорской властью. Самым ранним литературным источником, в котором оно встречается, является политический памфлет Шатобриана (1768—1848) «О Бонапарте и Бурбонах», опубликованный после вступления союзных войск в Париж в 1814 г. Призывая к реставрации династии Бурбонов, Шатобриан подробно останавливается на темных сторонах наполеоновского режима. Он утверждает, что при Наполеоне призывы на военную службу были не только исключительно жестоки, но и сопряжены с чудовищным произволом. «Презрение к человеческой жизни и к Франции, — пишет он, — достигло такой степени, что новобранцев называли сырьем и пушечным мясом» (с. 28). Мысль эта не нова. Шекспир в «Короле Генрихе IV» (1, 4, 2) вложил в уста Фальстафа выражение: «пища для пороха».

— Он хлопочет об улучшении человеческой породы, и в этом отношении мы для него только рабы, мясо для пушек, вьючные животные (А. П. Чехов, Дуэль, 9).

Безграмотные, забитые до отупения каторжным трудом, женщины жили в качестве домашних животных и производительниц «пушечного мяса» для казарм, для армии — для защиты русских помещиков, фабрикантов, лавочников, ростовщиков (М. Горький, Книга русской женщины. Предисловие к книге А. Коревановой «Моя жизнь», М. 1936, Собр. соч., т. 27, с. 533).