О мертвых или хорошо, или ничего

Выражение, часто цитируемое по-латыни: «De mortuis nil nisi bene» или: «De mortuis aut bene aut nihil», по-видимому, восходит к сочинению Диогена Лаэртского (III в. н. э.) «Жизнь, учение и мнения прославленных философов», в котором приведено изречение одного из «семи мудрецов» — Хилона (VI в. до н. э.): «Об умерших не злословить».

Фарисеи буржуазии любят изречение de mortuis aut bene aut nihil (о мертвых либо молчать, либо говорить хорошее). Пролетариату нужна правда и о живых политических деятелях и о мертвых, ибо те, кто действительно заслуживает имя политического деятеля, не умирают для политики, когда наступает их физическая смерть (В. И. Ленин, О демонстрации по поводу смерти Муромцева, Полное собрание сочинений, т. 20, с. 8—9).

Достоевский, как видно, захотел на этот раз держаться правила: о мертвом надо говорить хорошее или вовсе не говорить. Он выставлял только сильные стороны поэзии Некрасова («Г. В. Плеханов — литературный критик. Новые материалы», М. 1933, с. 172, Похороны Некрасова).

— Знаю я вашего секретаря… Пройдоха и бестия, царство ему небесное, каких мало.— Ну, не годится, Гриша, ругать покойников. — Оно, конечно, aut mortuis nihil bene, но все-таки он жулик (А. П. Чехов, Оратор).