Народ безмолвствует

Трагедия А. С. Пушкина «Борис Годунов» (1831) заканчивается следующей сценой: боярин Масальский, один из убийц вдовы Бориса Годунова и ее сына, объявляет народу: «Народ! Мария Годунова и сын ее Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мертвые трупы. (Народ в ужасе молчит.) Что ж вы молчите? Кричите: да здравствует царь Димитрий Иванович! (Народ безмолвствует.)» Последняя ремарка, став крылатой фразой, употребляется как характеристика бесправного положения народа в условиях политической реакции, а также иронически по отношению к людям, упорно хранящим молчание при обсуждении чего-либо.

…мы должны… подводить итоги, делать выводы, почерпать из опыта сегодняшней истории уроки, которые пригодятся завтра, в другом месте, где сегодня еще «безмолвствует народ» и где в ближайшем будущем в той или иной форме вспыхнет революционный пожар (В. И. Ленин, Революционные дни, Полное собрание сочинений, т. 9, с. 208).

…сами посудите: если народ безмолвствует, на кой же черт уши-то мне затыкать? И — как можно говорить «народ безмолвствует» в те дни, когда столь яростно и бурно кипит «самокритика», когда огромная армия рабселькоров, беспощадно обличая все, даже самые мелочные ошибки и непорядки управления хозяйством страны, все более активно втягивает рабочую массу в дело жизни — ее дело? (М. Горький, Механическим гражданам СССР, Собр. соч., т. 24, с. 435).