Муза мести и печали

Образное определение поэзии Н. А. Некрасова, заимствованное из его стихотворения без заглавия (1856):

Замолкни, Муза мести и печали!
Я сон чужой тревожить не хочу,
Довольно мы с тобою проклинали,
Один я умираю — и молчу.

Позднее выражение «Муза мести и печали» стали относить и к другим русским писателям, призывавшим на борьбу с социальной несправедливостью.

Замолкла «Муза мести и печали»,
Угас могучий наш поэт.
Его словам с восторгом мы внимали,
Его мы чтили с юных лет.
(М. Ватсон, На смерть Некрасова, «Биржевые ведомости», 1877, № 366.)

Вслед за скоро прерванным голосом Лермонтова, когда Гоголь стал уже властителем людских дум, зазвучал голос поэта «мести и печали», а за ним пошли другие — и повели за собою нарастающие поколения (И. С. Тургенев, Речь на празднестве открытия памятника Пушкину).
Муза мести и печали, которая с Радищевым пришла в нашу литературу, никогда больше не покидала ее (Д. Благой, Александр Радищев, 1749 — 1949, М. 1949, с. 62).