Мотыльковая поэзия

Выражение М. Е. Салтыкова-Щедрина. В иронической рецензии на «Стихотворения» Каролины Павловой (М. 1863), напечатанной в № 6 «Современника», 1863 г., высмеивая ее как представительницу «искусства для искусства», Щедрин писал: «Мотылькового поэзия эта называется по имени мотылька, самого резвого, но вместе с тем и самого легковерного из насекомых, а происходит она по прямой линии от знаменитой песни, о чижике, потом проходит сквозь кн. Шаликова и г. Шевырева и заканчивается г-жою Павловой. Вся эта поэзия есть не что иное, как стихотворное применение приятных манер к случайно встретившимся предметам… Ей [Павловой] все равно, к кому бы ни обращаться, что бы ни петь, потому что не предметы внешнего мира поражают ее, а она поражает предметы внешнего мира галантерейностью своего обращения». Щедрин назвал осмеянную им безыдейную поэзию «мотыльковой», имея в виду стихотворение К. Павловой «Мотылек». В рецензии на «Новые стихотворения» А. Н. Плещеева («Современник», 1864, № 1) он снова говорит о «мотыльковой школе» поэзии, относя к ней Фета, Павлову и других представителей «чистого искусства». После Щедрина эпитет «мотыльковый» стал иронически применяться, помимо поэзии, и к другим областям искусства и науки.

Многие из его высказываний прозвучали для советских людей как боевые лозунги, сближающие с нами Некрасова — критика, борца за демократизацию родного искусства, за освобождение его от барской, салонной, «мотыльковой», «надзвездной» эстетики (К. Чуковский, Читательское спасибо, «Лит. газ.», 11 октября 1947 г.).