Лишние люди. Лишний человек

Выражения эти вошли в литературную речь после появления «Дневника лишнего человека» (1850) И. С. Тургенева. В русской литературе XIX в. «лишние люди» — типы дворян, порвавших с крепостнической идеологией, находящихся в разладе со своей средой, полных лучших стремлений, но не сумевших найти применения своим силам в общественной жизни; позже выражение «лишние люди» стало употребляться в значении: люди, не находящие, по разным причинам, применения своим знаниям, не принимающие участия в общественной жизни.
Несмотря на свою изолированность, несмотря на полное отсутствие воинствующих элементов, литература сороковых годов, в сущности, не оставалась без влияния и на большинство тогдашней интеллигенции. Как ни испорчены и ни себялюбивы были представители этой интеллигенции, но в молодых ее отпрысках уже можно было подметить некоторые несомненные пробуждения, замечательные по своей мучительной искренности. Создался особый тип «лишних людей» не только скептически относившихся к своей внутренней цельности, но и положительно изнемогавших под игом двоегласия, источником которого была, с одной стороны, литература, а с другой — жизнь. Этот тип был в свое время очень усердно разрабатываем литературой, но он не был выдуман ею, а прямо выхвачен из жизни. Правда, что от этих изнемоганий и самобичеваний практически не было никому ни тепло, ни холодно и что, в большинстве случаев, они были скоропреходящи, но сами по себе люди, страдавшие двоегласием, все-таки представляли известную долю симпатичности (М. Е. Салтыков-Щедрин, Круглый год. Первое ноября).

Да, в стороне стоял печален
Тогдашний чистоплотный либерал;
Он рук в грязи житейской не марал,
Он для того был слишком идеален,
Но он зато не делал ничего…
…В литературе
Описан он достаточно: его
Прозвали «лишним».
Честный по натуре,
Он был аристократ, гуляка и лентяй;
Избыточно снабженный всем житейским,
Следил он за движеньем европейским…
(Н. А. Некрасов, Медвежья охота.)

— Я неудачник, лишний человек… Что вы хотите, батенька, от нас, осколков крепостничества… Мы вырождаемся (А. П. Чехов, Дуэль, 3).

Он [Горький] указал на преувеличенное внимание классиков к «лишнему человеку» и недостаточное внимание к «активному человеку» — революционеру (Н. К. Пиксанов, Горький и наука, М. 1948, с. 26).