Кто раньше сказал «э»

Так говорится иронически о спорах по ничтожному поводу, подобных спорам Бобчинского и Добчинского в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (1836), д. I, явл. 3. Бобчинский передает у Городничего рассказ трактирщика о Хлестакове: «Это, говорит, молодой человек, чиновник, да-с, едущий из Петербурга, а по фамилии, говорит, Иван Александрович Хлестаков-с, а едет, говорит, в Саратовскую губернию и, говорит, престранно себя аттестует: другую уж неделю живет, из трактира не едет, забирает все на счет и ни копейки не хочет платить. Как сказал он мне это, а меня так вот свыше и вразумило. Э! говорю я Петру Ивановичу… Добчинский. Нет, Петр Иванович, это я сказал: э. Бобчинский. Сначала вы сказали, а потом и я сказал. Э! сказали мы с Петром Ивановичем, а с какой стати сидеть ему здесь, когда дорога ему лежит в Саратовскую губернию?..»

Проиграно дело основателей новых философских школок, сочинителей новых гносеологических «измов» — проиграно навсегда и безнадежно. Они могут барахтаться со своими «оригинальными» системками, могут стараться занять нескольких поклонников интересным спором о том, сказал ли раньше «э!» эмпириокритический Бобчинский или эмпириомонистиче-ский Добчинский… (В. И. Ленин, Материализм и эмпириокритицизм, Полное собрание сочинений, т. 18, с. 372).