Квазимодо

Одно из действующих лиц романа Виктора Гюго «Собор Парижской богоматери» (1831), глухой, косой, кривоногий, безобразный горбун. Имя его стало синонимом физического, а также и нравственного уродства.

И как отвратительно мне было смотреть на его вечную насмешливую улыбку. Это было чудовище, нравственный Квазимодо (Ф. М. Достоевский, Записки из мертвого дома, 1, 5).

Нет того Квазимодо, который не был бы глубоко убежден, что парой ему может быть только очень красивая женщина (А. П. Чехов, О женщинах).