Каков, с божьей помощью, оборот!

В очерках «В среде умеренности и аккуратности», гл. 4 (1876), изображая собрание сотрудников газеты «Чего изволите?», М. Е. Салтыков-Щедрин рассказывает, как они исправляют корреспонденции и статьи в духе, желательном для царского правительства и цензуры: «В южных губерниях засуха истребила… Из Починков… пишут, что на скоте появилась какая-то особенная болезнь, которую никто не может определить…» И так далее и так далее. Так уж с вашего позволения я все это оставлю в неприкосновенности да в конце и присовокуплю: соответствующие по сему предмету распоряжения сделаны. — Да, непременно, непременно присовокупите. Да вот еще, чтоб уж совсем оттенить, я и еще одну штучку придумал… возьмите да и хватите в заключение: «Не следует, мол, однако, забывать, что это — только одна сторона медали, которая отнюдь не должна подавать нам повода отчаиваться насчет будущего; ибо ежели есть местности, посещенные бескормицей, пожарами и скотскими падежами, то ведь есть и другие местности, в которых не было ни пожаров, ни неурожаев, ни скотских эпидемий. Конечно, будущее и относительно этих других местностей — в руце божией, но все-таки покамест
существование их не подлежит сомнению. Вот об чем слишком охотно забывают наши господа радикалы и об чем мы считаем своим долгом во всеуслышание напомнить им».— Вот это прекрасно! Браво, друг мой, браво!.. — воскликнул Алексей Степаныч: — кажется, и всего три-четыре строки, а каков, с божьею помощью, оборот!» Эта фраза встречается и в других произведениях Салтыкова: в «Круглом годе», «Письмах к тетеньке», в сказке «Обманщик-газетчик и легковерный читатель». Источник ее — депеша, отправленная 2 сентября 1870 г. прусским королем Вильгельмом I королеве Августе, в которой он сообщал о разгроме французской армии под Седаном и о взятии в плен Наполеона III. Депеша заканчивалась словами: «Какой, при руководстве божием, поворот!» Фраза эта, в слегка измененном виде, и была пущена в обращение Салтыковым. В письме к П. В. Анненкову от 3 мая 1884 г. Салтыков писал: «Прежде, бывало, живот у меня заболит — с разных сторон телеграммы шлют: живите на радость нам! а ныне вот, с божьей помощью, какой переворот! — и хоть бы одна либеральная свинья выразила сочувствие!»