Жена Цезаря должна быть выше подозрений

В древнем Риме ежегодно в доме одного из высших санов­ ников совершался ночной праздник в честь Bona dea (Доброй богини), покровительницы плодородия и женской добродетели, на который допускались только женщины. В 62 г. до н. э. на праздник, происходивший у Помпеи, жены Юлия Цезаря, проник, переодевшись женщиной, Публий Клодий Пульхер. Обвиненный в кощунстве, он был привлечен к суду. Случай этот породил тогда много толков, особенно неприятных для Юлия Цезаря, который в качестве главного понтифика (верховного жреца) должен был блюсти чистоту религиозного культа. Юлий Цезарь развелся с женой. Давая свои показания на судебном процессе Публия Клодия, Цезарь ничем не опорочил свою жену, а на вопрос судьи, почему же он с ней развелся, ответил: «Жена Цезаря должна быть выше подозрений» (Плутарх, Гай Цезарь, 9—10; Цицерон, 28 — 29). Выражение Цезаря при­ водится иногда с соответствующей случаю заменой имен.

Муравьев удален в графы. Иностранные газеты говорят, что за воровство, — мы не верим: жена Цезаря выше подозрения (А. И. Герцен, Ми­хаилы и Михаилы Николаевичи).

В нынешнем году графиня Лидия Ивановна отказалась жить в Петергофе, ни разу не была у Анны Аркадьевны и намекнула Алексею Александровичу на неудобство сближения Анны с Бетси и Вронским. Алексей Александрович строго остановил ее, высказав мысль, что жена его выше подозрения, и с тех пор стал избегать графини Лидии Ивановны (Л. Н. Толстой, Анна Каренина, 2, 26).