Железом и кровью

Выражение, характеризующее политику грубого насилия, принадлежит крупнейшему прусско-германскому деятелю и дипломату Бисмарку (1815—1898). Он повторял его неоднократно. В середине 50-х годов XIX в., предвидя войну с Авст­ рией как с врагом объединения Германии, он сказал: «Не словами, но кровью и железом будет объединена Германия» («История дипломатии», т. I, под ред. В. П. Потемкина, М. 1941, с. 482). В сентябре 1862 г. в собрании бюджетной ко­ миссии палаты депутатов он снова повторил: «Не речами и постановлениями большинства решаются великие современные вопросы — это была ошибка 1848 и 1849 годов,— а железом и кровью». В январе 1886 г. в заседании палаты депутатов он развил ту же мысль: «Дайте в руки прусскому королю возмож­но большую военную силу, иными словами — возможно больше крови и железа, тогда он сможет проводить желательную вам политику; политика не делается речами, стрелковыми празднествами и песнями, она делается только железом и кровью». Можно отметить, что выражение это уже встречается в поэме английского поэта Тенниссона (1809—1892) «А Word for the Country»: «Не мечтаниями, а кровью и железом будет образована нация».

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью…»
Но мы попробуем спаять его любовью,
— А там увидим, что прочней…
(Ф. И. Тютчев, Два единства.)

Берлин испытал на себе следствия своей политики «крови и железа». Это страшный урок не только для немецкого народа… Это урок и для всех, кто попытался бы повторить преступления Гитлера и Муссолини и сделать политику грубого насилия, политику крови и железа основой своих отношений к миролюбивым и свободолюбивым народам (Д. Заслав­ский, Фельетоны, М. 1949, с. 171).