Язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли

Французский политический деятель Бертран Барер в своих мемуарах, изданных в 1842 г. в Париже (т. IV, с. 447), пишет, что эту фразу сказал Талейран в 1807 г. в беседе с испанским послом Искьердо, который напомнил ему об обещаниях, данных им Карлу IV испанскому (Талейран, по-видимому, перефразировал слова из пьесы Мольера «Вынужденный брак», сц 6: «Слово дано человеку, чтобы выражать свою мысль»). Генрих Гейне приписывает эту фразу наполеоновскому министру полиции Фуше в такой редакции: «Слова созданы, чтобы скрывать наши мысли» ( Г. Гейне, Книга Le Grand). Однако подобная фраза встречается у Вольтера; в «Диалоге, 14» каплун говорит пулярдке: «Люди пользуются мыслью лишь для того, чтобы оправдать свои несправедливости, и применяют слова лишь для того, чтобы скрывать свои мысли». Еще до Вольтера английский писатель Юнг (ум. 1765) говорил, что «человек извращает естественное назначение языка, говоря лишь затем, чтобы никто не узнал его мысли». Мысль, положенная в основу этого изречения, встречается еще у древних — у Дионисия Катона (II в. н. э.) и у Плутарха (Buchmann, Geflugelte Worte).

Название «конституционно-демократическая партия» сразу напоминает известное изречение: язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли. Название «к.-д. п.» придумано для того, чтобы скрыть монархический характер партии (В. И. Ленин, Революционная борьба и либеральное маклерство, Полное собрание сочинений, т. 10, с. 258).

В дипломатическом мире бытует мнение: язык дан дипломату для того, чтобы скрывать свои мысли. Но вот уже более сорока лет советская дипломатия не скрывает ни своих мыслей, ни своих целей (3. Шейнис, Удар по поджигателям, «Литература и жизнь», 25 июля 1962 г.).